Михаил Крю (don_kryu) wrote,
Михаил Крю
don_kryu

Олежка

Не знаю сколько дней уже прошло с тех пор, как я забросил свой дневник и чувствую теперь, что не смогу дальше продолжать его вести. Не смогу, как раньше, беззаботно писать рассказики о своей текущей жизни, пока не опишу здесь и сейчас одну жуткую тему. Не знаю с чего начать, поэтому и молчу уже как две недели, а другие темы не пишутся, пока не напишется эта. Но начинать с чего-то надо.

Друзья, помните - я рассказывал вам про Сашку и Леночку Варакину. О том, как у нас была "каморка, что за актовым залом" и из этой каморки вышла наша студенческая рок-группа. О том, что кроме нас с Сашкой был ещё барабанщик - он был из другой группы и другого круга общения, и попал к нам случайно просто потому, что никто не знал, как расставить ударные и как в них стучать, а он знал. И был ещё парень из нашей группы и наш друг, который играл на бас гитаре. Это и был Олежка. Сегодня настал черёд рассказать вам про Олежку. Но...

Сначала давайте про Ольгу.
Ольга тоже была нашей однокурсницей и нашей хорошей подругой. Теперь это, кажется, называется "френдзона"? В том смысле, что с тобой я сплю, а ты даже не надейся. Ну пусть так.
Только Ольга была нам не просто подругой, он была нам как родная сестра!
Мы с Сашкой часто ходили в общественную баню, и часто это было внезапно. Мы просто шли куда-нибудь и кто-то из нас говорил - а не пойти ли нам в баню. И мы шли. А Ольга жила от бани через три дома, и она просто обречена была каждый раз давать нам своё полотенце, и она каждый раз давала.
Однажды она поругалась с хозяйкой своей квартиры, да так поругалась, что набила ей морду, и та выгнала её на улицу на ночь глядя, да ещё и зимой. Тогда она пришла к нам вся в слезах и попросила у нас немного пожить. Она не пошла к своему - как это теперь называется - "бойфренду" с которым спала, она к нам пришла как к своим родным братьям. И мы конечно с радостью её пустили. У нас была двухкомнатная квартира, но койки всего три. Мы поселили её в маленькую комнату, а сами остались втроём в большой, и мне приходилось спать с мордой вдвоём на односпальной кровати. Ох и намучились мы тогда. Но это было ещё полбеды. Через некоторое время о том, что у нас на пмж живёт девушка, узнал Стёпа - хозяин нашей квартиры, и вот тут началась настоящая беда. Никакие уговоры и обещания доплаты за лишнего жильца на него не действовали. Он только твердил без умолку "Что это за блядство вы тут развели" и "Как вопрос решать будем". О решении вопроса - это была его коронная фраза и коронный аргумент, о который, как о каменную стену, разбивались все наши контраргументы.
К счастью Ольга помирилась со своей хозяйкой, и ушла обратно к ней. Тогда и Стёпа наш успокоился.
На следующий год, когда Сашки уже не стало; он быстро сгорел: весной появились первые боли, а в сентябре он уже преставился. А в октябре мы все приехали на учёбу, и оказалось что мне просто негде было жить. Тогда я попросился к Ольге, точнее она меня позвала; ещё точнее - всё как-то вышло как само-собой разумеющееся, что я переконтуюсь у неё несколько дней. Проблема была лишь в том, что жили они вместе с хозяевами и снимали всего лишь только одну комнату, в которой Оля жила с ещё одной нашей однокурсницей Оксаной.
Но ведь мне же только на пару дней!
На исходе первой недели хозяйка Людмила начала бухтеть что её всё задолбало и что "ходят здесь всякие Крюковы, которых давно пора гнать". При чём сама она меня не прогоняла, а орала каждый день на Ольгу, чтобы она меня прогнала. А Ольга говорила - "Ну что же он, на улице ночевать будет?" Да мне и самому стало уже неудобно и перед Людмилой, и перед Оксаной, и даже перед Ольгой несмотря даже на то, что она моя сестра.
Это всё я рассказываю, чтобы было понятно - кем была для меня Ольга Чуваткина. Да и для Сашки тоже, и для Олежки.
В конце концов мы нашли с Вандамом какую-то жалкую лачугу и переехали туда.

Итак, что рассказать вам про Олежку:
Во-первых ему не нравилось, когда его так называли. Его батя сидел в тюрьме, и он им очень гордился. Это было круто по его мнению, и он ещё говорил - что тоже сядет, как только закончит техникум. Как батя. Потому что это круто и "по-пацански". Ну какой он нам после этого Олежка? Дёма - вот обращение, которое ему нравилось: фамилия его была Дёмин. Меня вот как-то с ходу все стали называть Крюком, а потом и просто Крю, потому что это прикольно и созвучно с моей фамилией, да и вообще созвучно. Но Дёма - как-то не очень звучало, но он всё равно насаждал нам этот свой никнейм. Мы же - когда хотели его позлить - называли Олежкой. И ещё мы прикалывались по поводу его тюремной романтики, и говорили ему - Чего ждать окончания учёбы, если ты всё равно сядешь? Садись прямо сейчас. Раньше сядешь - раньше выйдешь.
Потом он отказался от этой идеи и признал что это действительно ребячество. Но, когда он ещё был под властью этого романтизма, он притащил откуда-то книгу "Одлян или воздух свободы" Книга эта была огромна - в тысячу с лишним страниц - но она настолько меня захватила, что я прочитал её на одном дыхании за пару дней. Но там было не столько о тюремной романтике, сколько об ужасах зоны для малолеток.

Итак я звался Крюком (Сашка называл меня по-английски Хук), Олежка - Дёмой, а Сашка - Максом. Это Олежка его так назвал. У Сашки было удивительно доброе лицо, даже немного смешное, особенно когда он не мог что-нибудь выговорить из за своего заикания. И вот Олежка решил, что ему больше подходит имя Вальдемар, но Вальдемар к нему не приклеился, и тогда Олежка назвал его Максимом, а мы уже потом сократили его до Макса. Сашка не возражал что его все стали так называть, и мне как-то было пофиг; я тоже стал называть его Максом. Впоследствии дошло даже до того, что многие даже не догадывались, что нашего Максима на самом деле Александром зовут.

Олежка был местный в нашем Задрищенске, а мы с Сашкой - пришлые. Родители его уехали куда-то на заработки, и Олежка остался дома один. Хотя нет, не один - была ещё собака, которую надо было кормить хотя бы иногда, не говоря уже о выгуливании. Но Олежка дома почему-то не жил. боялся что ли - не знаю. Жил он у тётки, хз на каком отшибе, до которого идти надо было полдня, потому как Задрищенск хоть и имел статут города, но городского транспорта там отродясь не было.
Отношения у нас с Олежкой были непростые (хотя мы официально считались друзьями) и в том числе и из-за этой его собаки. Почти что через день он донимал меня, чтобы я пошёл с ним к нему домой - топить печку и готовить еду для пса. Одному ему, видите ли, было скучно. Через день он терроризировал Сашку, или ещё кого-нибудь. сначала я с ним ходил, потом стал говорить что он задолбал со своей собакой, но, всё равно ходил. Потом мы стали ходить втроём. Мы вообще везде стали ходить втроём, не только собаку кормить. Мы говорили ему, что хорошо бы, если он жил дома: тогда бы и мы ходили к нему ночевать и приводить девок, и устраивать... ну, в общем, устраивать то, что обычно устраивает молодёжь, когда родителей нет дома. И что же? Олежка упорно жил у тётки.

Ещё была такая штука... не знаю даже как сказать.
Олежка как бы ревновал Сашку ко мне, словно он был девкой. Глупо конечно, но это действительно было так. Он ненавидел ту музыку, из-за которой мы с Сашкой так сдружились, но делал вид что она ему нравится. Мы это наверняка знали, что он терпеть не может, и даже говорили ему об этом, но он усирался что рокер и вообще: Хеви-Метал - его всё. А ещё он любил рассказывать всякие небылицы и заставлял нас в них верить, и выносил мозг до тех пор, пока мы не делали вид что поверили.
На следующий год его родители остались дома и Олежка жил уже в полноценной семье. А мы с Сашкой тогда съехались и стали жить втроём ещё с одним парнем, которого мы называли Морда. И вот Олежка очень психовал по этому поводу. По поводу своей глупой ревности. Тогда он, кажется, пожалел что он местный и не может жить с нами на съёмной квартире вместо Морды. Но он приходил к нам каждый день, и даже в выходные. Пёрся из другого конца города, километров примерно за пять или даже шесть. Но это всё было фигня, мы вообще очень много тогда ходили пешком и даже не задумывались что это ужасно далеко.

Однажды - и это было ещё до того, как мы поселились на одной квартире - мы пошли втроём на какую-то вечеринку с ночёвкой. Там было много бухла, девочек и вообще очень весело. Тогда мы сильно напились, и тогда Олежка откровенно рассказал - что обо мне думает: Что он терпит меня только из-за Сашки, потому что тот со мной дружит; а так человек я - говно и он вообще не понимает, как у Сашки может быть что-то общего с таким говном, как я.

Надо заметить, что Олежка был абсолютно прав: Я и тогда был говном, и теперь им пребываю. Что поделать... но, вернёмся к нашему рассказу.

Что было потом? Мы подрались. Разбили друг-другу морды в кровь.
А на следующий день он пришёл ко мне с разбитой мордой, и стал говорить что славно вчера повеселились, вот только и-за чего же мы подрались - он, увы, не помнит. И спрашивал меня - Крюк, ты не помнишь? А я видел, что он прекрасно всё помнит и знает что я помню, и знает, что я знаю, что он знает. Как-то так:)
Но я подыграл ему тогда, и сказал что тоже не помню. Да и какая разница: ну подрались и подрались, но мы ведь друзья.

Да. А в целом Олежка, конечно же, был хорошим парнем.

Той весной, когда у Сашки начала болеть голова и ему пришлось уехать домой, чтобы дома наконец-то обследоваться и полечиться. Никто из нас тогда и не подумал, что это рак, и лечи его не лечи - а итог один.
Но тогда мы ещё ничего не знали. Сашка просто уехал, Морда тоже где-то постоянно шатался по своим делам; так что мы остались с Олежкой почти что вдвоём. Тогда он пригласил меня на выходные поехать с ним в одно пригородное село к каким-то его двоюродным бабкам - копать огород. Эти две бабушки вместе жили в одном доме. Делать было нечего, и я согласился.
Поездка эта мне понравилась и надолго запомнилась.
Мы как только приехали - сразу приступили к вскапыванию грядок. на наше счастье их было немного, и мы быстро управились. А тут и банька для нас была готова. она была очень жаркая, и мы хорошо тогда попарились, потом стали мыться: я намылил голову шампунем, и, той же пеной с головы, намылил и головку. Ой:) А Олежка смотрит на меня так серьёзно и говорит:
- Крюк, зря ты *Уй шампунем моешь.
- С чего бы это зря?
- Стоять не будет! - строго ответил Олежка и взял с полки хозяйственное мыло.

Дом у бабушек-старушек был хоть и простой, но чистый и уютный несмотря даже на то, а может и вопреки тому, что они были старенькими и дряхленькими старушонками.
Вдоль стены стояла широкая скамья, перед ней в углу стоял стол. А над всем этим нависал шикарнейший иконостас и полки с богослужебными книгами и прочей художественной литературой. Бабушки образованные оказались.
И ещё у них была русская печка, из которой они достали всякие... мясные рагу что ли. короче, я не знаю, как назывались эти яства, но они были очень вкусные. И самогон их тоже был вкусный и крепкий.
Хорошо мы тогда провели с Олежкой выходные. вот и сейчас я вспоминаю эту историю с упоением.

Много ещё было всяких занимательных историй: и до того, и после - всех теперь и не вспомнить.

Когда ещё был жив Сашка - он мечтал что мы соберёмся все лет через десять, и будет всё как в песне Короля и Шута


...
С тех пор прошло уже двадцать лет, но никто из нас так и собрался и не встретился. У нас была большая группа, но круг нашего близкого общения был невелик, хотя мы ни от кого не закрывались, просто так сложилось само собой. В последний год нашей учёбы, когда мы собирались вместе нашим малым кругом - мы смотрели друг на друга, обнимались и рыдали по нашему безвременно ушедшему Александру.

Несколько лет назад мы нашлись в соцсетях с Ольгой, Олежкой, Вандамом и ещё некоторыми из наших. Посмотрели друг у друга фотографии, спросили - как дела, вспомнили Сашку... Ну и всё на этом. Теперь мы уже другие люди; можно даже сказать - чужие друг другу люди.

С Шаманом мы года два назад разговаривали по телефону. Потом Олежка написал мне в Контактике
"Крюк, дружище, как ты? Как поживаешь? напиши свой телефон..." Он назвал меня Дружище!
А я зачем-то стал юродствовать и телефонного номера так и не написал. Просто я хотел сказать, что надо было засунуть свой нос в мой профиль, и увидеть там номер телефона, который там спокойно себе висит и ни от кого не скрывается. Но Олежка не стал засовывать нос и писать мне больше не стал.

А вот Ольга не поленилась и засунула свой нос, но звонить почему-то побоялась. она прислала мне смс. Она думала что я не видел то роковое сообщение от Вандама (а я его видел!), А она бросилась именно мне первому сообщить. Она написала мне смс 1 августа (теперь уже тринадцать дней назад) о том, что Олежки больше нет...
Tags: Легенды Задрищенска, антропология, боль
Subscribe

Posts from This Journal “Легенды Задрищенска” Tag

  • Кажется я обожрался селёдкой

    На этом можно было бы и закончить сей нелицеприятный рассказ - ну и обожрался и обожрался, с кем не бывает? - если бы не одно Но. Каждый раз (ну или…

  • Дон Крю. История никнейма длиною в жизнь

    Предчувствую, что этот мой рассказ не станет бестселлером (ровно как и предыдущий), но, поскольку leaneska в прошлый раз захотела его…

  • Секс за открытку

    Вот хотел же пропустить этот всеобщий праздник секса за открытку - а он именно так теперь называется, кто бы что ни говорил - но ведь флента пестрит…

  • Дочь фермера

    Светлой памяти Долорес О'Риордан посвящается - Смотри, что я записал вчера с радио - сказал Сашка, вставляя аудиокассету в магнитофон. Он был…

  • Леночка Варакина

    Давно собирался написать этот рассказ, но всё откладывал на потом. Теперь же откладывать больше некуда, потому что прочитал недавно у Марины, той что…

  • Статисты

    Эта удивительная история приключилась со мной в годы счастливой моей юности. Когда жил я в моём Задрищенске, ни кому тогда и доселе неизвестном, но…

promo don_kryu january 28, 2019 21:58 16
Buy for 100 tokens
Этот мой трактат адресован всем жителям планеты Земля. Но, поскольку к написанию его меня сподвиг один юзер, который выступает тут под ником "Колотухин" - то обращаться я буду как бы к нему, но лишь только для удобства повествования - ни больше ни меньше. А вообще я обращаюсь ко всем землянам, ко…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments

Posts from This Journal “Легенды Задрищенска” Tag

  • Кажется я обожрался селёдкой

    На этом можно было бы и закончить сей нелицеприятный рассказ - ну и обожрался и обожрался, с кем не бывает? - если бы не одно Но. Каждый раз (ну или…

  • Дон Крю. История никнейма длиною в жизнь

    Предчувствую, что этот мой рассказ не станет бестселлером (ровно как и предыдущий), но, поскольку leaneska в прошлый раз захотела его…

  • Секс за открытку

    Вот хотел же пропустить этот всеобщий праздник секса за открытку - а он именно так теперь называется, кто бы что ни говорил - но ведь флента пестрит…

  • Дочь фермера

    Светлой памяти Долорес О'Риордан посвящается - Смотри, что я записал вчера с радио - сказал Сашка, вставляя аудиокассету в магнитофон. Он был…

  • Леночка Варакина

    Давно собирался написать этот рассказ, но всё откладывал на потом. Теперь же откладывать больше некуда, потому что прочитал недавно у Марины, той что…

  • Статисты

    Эта удивительная история приключилась со мной в годы счастливой моей юности. Когда жил я в моём Задрищенске, ни кому тогда и доселе неизвестном, но…